О принцах и принцессах

 

Помните сказку «Принцесса на горошине»? Сюжет, царапающий сознание взрослого человека своей надуманностью и оторванностью от реальности. Ну, где это видано – почувствовать горошину через двадцать тюфяков и двадцать перин? И что за странный человек этот принц, пожелавший взять в жены такую неженку, совершенно неприспособленную к жизни?

Чрезмерную хрупкость и нежность, чувствительность к малейшему дискомфорту, недовольство и жалобы по любому поводу мы привыкли называть капризами. Они раздражают, выводят из себя, вызывают желание закрыть глаза и уши, убежать подальше и никогда больше не общаться с источником нытья. А что, если этот источник – ваш собственный ребенок? Не такая уж и редкая ситуация, если учесть, что примерно 20% детей – высокочувствительные.

Кто они, маленькие принцессы и принцы «на горошине»?

Мозг высокочувствительного ребенка обрабатывает информацию более тщательно: для таких детей характерен низкий болевой порог, сильно выраженные рефлексы, чувствительность к шуму, яркому свету, тактильным раздражителям, возможны также эмоциональные и соматические реакции на изменения погоды. Их иммунная система гиперактивна: эти дети больше, чем другие подвержены аллергиям, респираторным заболеваниям, соматическим реакциям (головным болям, болям в животе, расстройству желудка вследствие переутомления и сильного возбуждения).

В качестве компенсации за такую физическую уязвимость, как правило, у высокочувствительных детей очень хорошо развит один или несколько органов чувств. Они могут обладать очень острым зрением, способностью различать большое количество оттенков, великолепным музыкальным слухом или невероятно острым обонянием. Высокочувствительность может проявляться и в сфере межличностных отношений, например, когда ребенок мгновенно распознает настроение взрослого по мимике, голосу, движениям.

Такие дети похожи на антенны, настроенные на прием самых неуловимых волн, малейших колебаний; обработка информации у них происходит автоматически, на бессознательном уровне, поэтому иногда со стороны может казаться, что у них хорошо развита интуиция, в то время как на самом деле они, в силу восприимчивости, располагают бОльшим количеством информации. Для высокочувствительных детей характерен ранний поиск смысла жизни, борьба за справедливость, глубокие, не по годам, философские высказывания.

Эти дети ранимые, избегают контактных, жестких видов спорта. Они могут быть ответственными, склонными к перфекционизму, аккуратными, организованными, предъявлять завышенные требования к себе. При неблагоприятных обстоятельствах такие дети могут быть болезненно стеснительными, боязливыми и даже депрессивными.

В младенческом возрасте высокочувствительные дети очень беспокойные, плаксивые, часто страдают от колик, с ними практически невозможно бывать где-то, кроме дома. Когда мой сын был маленьким, любой наш совместный поход, будь то в магазин, в кафе или к врачу, начинался, продолжался и заканчивался под аккомпанемент его крика. Я искренне завидовала мамочкам, чьи дети спокойно себя вели в коляске или слинге, давая родителям возможность вести привычный образ жизни: ходить в магазины, рестораны, встречаться с друзьями и т.д.

Зачем нужны принцессы и принцы «на горошине»?

Как ни странно, для выживания вида чувствительные, не склонные к риску, осторожные люди так же важны, как и пионеры-первопроходцы, бесстрашно завоевывающие новые территории. Пока смелые, отважные, толстокожие соплеменники рисковали жизнью в борьбе с неизведанным, высокочувствительные, осмотрительные особи обеспечивали виду стабильность и выживание.

Высокочувствительные люди обладают активной системой торможения, у них в большей мере задействована правая часть префронтальной зоны коры головного мозга, отвечающая за устойчивость внимания, самоконтроль, организованность, критическое мышление, эмпатию, способность ощущать и выражать эмоции, управлять импульсами. Кроме того, префрональная кора ответственна за мышление, в частности, за принятие решений. Система торможения – это то, что заставляет нас, сталкиваясь с новой ситуацией, ситуацией, которая еще не прописана в памяти как привычная, повторяющаяся, известная, остановиться и подумать. Мозг как бы берет паузу на обдумывание и тормозит активность.

При этом, чем больше сигналов извне мозг способен воспринять, тем менее известной кажется ему ситуация. Если мы подумаем, к примеру, о таком простом действии, как выход на улицу, не вдаваясь в подробности, мы увидим только само действие: мы оделись по погоде и вышли – простая, знакомая ситуация, с которой мы сталкиваемся несколько раз за день. Если же мы представим, что наш мозг регистрирует не только температуру и влажность в помещении и сравнивает ее с температурой и влажностью на улице, но и оценивает уровень и характер шума на улице и дома, анализирует состав воздуха, запахи, направление ветра, наличие осадков, картинку перед глазами: расположение машин на парковке у дома, мимику встреченных у подъезда людей, их настроение, тембр голоса, одежду, прическу, походку, то становится понятным, что, несмотря на повторяемость ситуации, каждый такой выход из дома – уникален.

Для людей, у которых активна система возбуждения (это как раз люди категории «вижу цель – не вижу препятствий», те самые бесстрашные пионеры-первопроходцы), выход на улицу – это просто выход на улицу с определенной целью. В то время как для высокочувствительных людей любая, даже самая банальная ситуация окрашена сотнями полутонов, деталей, сигналов, которые их мозг считывает с окружающей среды и анализирует. Согласитесь, что обилие сигналов извне не упрощает работу мозга, а наоборот ведет к перегруженности и перевозбуждению.

И вот мы, наконец, подошли к ответу на вопрос «почему они все время ноют».

Как проявляется перевозбуждение?

Реагируя на внешние раздражители, количество которых достигло критической массы, ребенок начинает действовать нестандартно, часто в манере, которая раздражает окружающих. Самый яркий пример – ребенок начинает «ныть», жаловаться: «здесь слишком холодно/жарко», «еда слишком соленая/жирная/острая», «обувь натирает», «свитер колется» и т.д. Эти жалобы – не что иное, как попытка ребенка объяснить внешними факторами свой внутренний дискомфорт, наступивший вследствие перевозбуждения.

Чрезмерное возбуждение может также проявляться и в приступах агрессии, в повышенной физической активности, тогда мы говорим, что «ребенок бесится», «не видит берегов» и т.д. Именно по причине такого поведения, высокочувствительным детям часто ошибочно ставят диагноз «синдром дефицита внимания» и/или «гиперактивность».

Нередко встречается и другая крайность: уход ребенка в параллельные миры как реакция на перевозбуждение – попытка самостоятельно сократить количество импульсов извне. Например, устав от каких-то волнительных событий или многочисленных контактов, ребенок может целый день провести, читая книгу.

На что стоит обратить внимание родителям?

Родители играют в жизни высокочувствительных детей очень важную роль: чем спокойнее родители, особенно мать, тем более устойчивыми к стрессу вырастают дети.

В воспитании высокочувствительных детей родителям совершенно необходимо оставаться собой, потому что как бы вы ни старались воспитывать ребенка правильно, если это идет вразрез с вашим образом жизни, вашим самоощущением, вашим настроением в данный момент, ребенок почувствует фальшь. Такие дети прекрасно считывают мимику, улавливают изменения в тембре голоса, жестах, они мастера «читать между строк». В своей книге «Высокочувствительный ребенок»  Элен Эйрон обращает внимание родителей на следующие ключевые моменты в воспитании таких детей:

1. Воспитание самоуважения в ребенке

К чувствам, потребностям, жалобам и мнению ребенка важно относиться серьезно; ни в коем случае не преуменьшать их значимость фразами типа «ну не расстраивайся, все не так уж плохо», «не ной, не настолько здесь и жарко», «ты опять преувеличиваешь» и т.п. Высокочувствительный ребенок, жалующийся на жару, и правда от этой жары страдает. Поэтому, говоря о том, что «здесь не так уж и жарко», родитель убивает доверие ребенка к самому себе и своим чувствам. Ребенок в данный момент ощущает так, а его уверяют, что на самом деле всё иначе. В результате на место уверенности приходит растерянность: «если моя оценка неправильная, то на что ориентироваться?»

Кроме того, высокочувствительные дети склонны, как и все перфекционисты, заострять внимание на собственных недостатках. В силах родителей во время приступов самокритики у ребенка переносить акценты на те аспекты, которые ему удаются: «да, футбол, возможно, не твой вид спорта, зато как хорошо у тебя идет плаванье». Необходимо не разубеждать ребенка («Ну что ты, ты в футболе ого-го»), не отрицать очевидное, а дать ему альтернативный повод собой гордиться.

2. Чувства вины и стыда не должны быть инструментами воспитания

Чувства вины и стыда и для обычного ребенка – довольно тяжелое бремя, а уж для высокочувствительных детей, переживающих эмоции в разы интенсивнее, и подавно. Во-первых, чувство стыда на корню убивает самоуважение ребенка, подрывает его доверие к самому себе. Во-вторых, дети, испытывающие вину и стыд, склонны направлять агрессию на самих себя, и здесь возможен целый букет проблем – от развития страхов и фобий до нанесения себе физического вреда, вплоть до суицида.

Чувства вины и стыда можно спровоцировать постоянным ожиданием успехов ребенка, сравнением его с другими детьми, а также внутрисемейными ссорами, которые ребенок принимает на свой счет автоматически, даже если ссора объективно не имеет к нему никакого отношения.

3. Четкое обозначение границ дозволенного и мягкая корректировка поведения

Высокочувствительные дети очень крепко эмоционально привязаны к значимым в их жизни взрослым. Они всем своим существом стремятся к гармоничным отношениям с родителями, поэтому не склонны к обману, довольно быстро усваивают правила и не нарушают их, даже, когда за ними никто не наблюдает. В то же время эта эмоциональная привязанность приводит к тому, что высокочувствительные дети очень остро реагируют на наказания. Они могут не только заплакать, если чувствуют, что взрослый с ними слишком строг (не говоря уже о повышении голоса), но их в прямом смысле может бросать в дрожь, у них может подниматься температура, лицо и руки могут краснеть или покрываться пятнами; физическое напряжение такого ребенка видно невооруженным глазом. Кроме того, наказания и разговоры на повышенных тонах могут спровоцировать у такого ребенка приступ ярости. В этот момент родителю необходимо решить для себя: важно ли мне сейчас быть последовательным в воспитании и настоять на своем, или лучше не рисковать отношениями с ребенком и, в первую очередь, попытаться его успокоить, а потом уже совместно решить, какое наказание будет справедливым в данном случае.

Именно из-за такого непростого отношения к наказаниям, высокочувствительный ребенок как никто другой нуждается в правилах (простых, понятных, выполнимых с учетом возраста), которые взрослые обсуждают с ним спокойно, в дружеской беседе, в идеале, еще до наступления определенной ситуации. Например, перед походом в магазин уместно оговорить, намерены ли вы покупать очередную игрушку или нет. Превентивные меры в виде разговоров и убеждений работают с высокочувствительными детьми намного лучше классических наказаний.

Чтобы достичь желаемого результата и быть услышанным таким ребенком, важно выбрать момент, когда он находится в спокойном, не перевозбужденном состоянии. Если нужно, можно снизить внутреннее напряжение, сначала выслушав его точку зрения, и уже потом объяснить свою.

 

Тест. Высокочувствительный ли у вас ребенок?

Если после прочтения статьи и прохождения теста  у вас появилось чувство, что ваш ребенок высокочувствительный, очень рекомендую ознакомиться с книгой Элейн Эйрон «Высокочувствительный ребенок» (к счастью, переведенной на русский язык). В ней автор подробно разбирает особенности восприятия окружающего мира такими детьми, описывает возможные конфликты на разных этапах развития: от младенчества до подросткового возраста, а также дает рекомендации родителям и учителям по воспитанию таких детей.

 

Оригинальное название книги:

Aron, E. N. (2003). The highly sensitive child: Helping our children thrive when the world overwhelms them. New York: Broadway Books. A Division of Bantam Doubleday Del.

На немецком языке:

Aron, E. N. (2013). Das Hochsensible Kind (5th ed.). München: mvg Verlag.

На русском языке:

Элейн Эйрон (2013). Высокочувствительный ребенок. Издательство «Ресурс».

5 thoughts on “О принцах и принцессах