Почему она его не бросает?

5 неочевидных причин «живучести»

нездоровых отношений

 

Он унижает, устраивает сцены ревности, придирается, контролирует круг ее общения, запрещает носить те вещи, которые ей хочется, ходить в те места, которые ей нравятся, встречаться с теми людьми, с которыми ей хорошо, бьет, угрожает отнять детей… Мы наблюдаем со стороны и задаемся вопросом: «Почему она его не бросает?»

С безопасного расстояния, нам ситуация кажется однозначной: «Уходить, и думать тут нечего. А если не уходит, значит, ей нравится быть жертвой. Сама виновата». В этой позиции – и злость на слабость, бесхребетность жертвы, и ярость на безнаказанность агрессора, и раздражение от собственного бессилия. Чего здесь нет, так это понимания, почему же она все-таки его не бросает.

Домашнее насилие и его последствия

 

Под насилием в семье (häusliche Gewalt) подразумеваются случаи насилия между двумя взрослыми людьми, живущими (или ранее проживавшими) вместе, независимо от того, имело ли насилие место дома или за его пределами.

Мы часто говорим: мой дом – моя крепость, и действительно воспринимаем дом как островок безопасности, место отдыха, физического и психологического комфорта, место, где нам ничто не угрожает. Дома мы расслабляемся и становимся уязвимыми. Это нормально, человеку нужно такое место, где все будет знакомо, стабильно и немного скучновато, место, где стресс минимален. Таким местом является дом, а в широком смысле – семья, наши самые близкие и родные люди.

Дом и семья – это территория нашей безопасности.

Травмы, нанесенные нам членами семьи, людьми, которым мы больше всего доверяем, – фатальны для психики. Всё то, что в течение жизни травмирует нас, но при этом исходит извне и/или является единичным случаем: стихийные бедствия, аварии, ограбления, нападения, – затрагивает нас не так глубоко, как повторяющиеся случаи насилия на нашей территории, от самых близких нам людей.

Здоровый организм обычно достаточно хорошо переносит даже сильный стресс, если он случается единовременно или хотя бы редко. При домашнем насилии, в том числе, психологическом, по мере развития отношений в паре, промежутки между стрессовыми моментами: скандалами, угрозами, оскорблениями, доведением до слез, – становятся все короче, и организм не успевает вернуться в состояние покоя. Со временем нервная система жертвы утрачивает способность к реабилитации и находится постоянно в состоянии напряжения, ожидании подвоха, очередной грубости, очередного периода агрессии со стороны домашнего тирана.

Такое нарушение саморегуляции нервной системы ведет к возникновению психосоматических расстройств, хронических болей, нарушению пищевого поведения («заеданию» стресса), синдрому раздраженного кишечника, расстройствам желудочно-кишечного тракта, снижению иммунитета, нарушению сна. Кроме того, организм, разучившийся здорОво реагировать на стресс, «подсовывает» пострадавшему нездоровые стратегии выживания, например, различные формы зависимостей, причинение вреда самому себе как способ избавиться от душевной боли и т.д.

 

Формы домашнего насилия

 

Стереотип агрессора – это, конечно же, мужчина, чаще всего единственный кормилец в семье, с домостроевским подходом к совместному быту. Однако в роли агрессора  нередко выступают и женщины: жены проявляют насилие по отношению к мужьям, матери – к повзрослевшим детям, свекрови и тещи умудряются терроризировать целые семьи. В этой статье я подробно остановлюсь на насилии в паре, а, если говорить еще конкретнее, на домашнем насилии мужчины по отношению к женщине.

Часто  насилие в паре связывают с принуждением к сексу или физическим воздействием, например, побоями. В то время как другие формы насилия:

ограничение финансовой свободы,

принуждение к работе или запрет на работу и изучение языка страны проживания,

принуждение к аборту или рождению детей,

социальная изоляция,

унижения, угрозы,

слежка за партнером,

контроль его переписки, вещей,

 

– воспринимаются как проявления иной культуры, религиозных убеждений или индивидуальных особенностей партнера, например, склонности к ревности. Однако несмотря на то, что психологическое насилие труднее доказать, оно как и физическое, и сексуальное оставляет не только раны в душе пострадавшего, но и приводит к изменениям в нервной системе.

По данным Федерального министерства по делам семьи за 2004 год,  25% женщин, проживающих в Германии, подвергались физическому и сексуальному насилию со стороны настоящего или бывшего партнера и 42% были жертвами психологического насилия в форме клеветы, угроз, запугивания, унижений, шантажа детьми. Из опрошенных жертв насилия в возрасте от 16 до 65 лет,  29%  – это женщины немецкого происхождения, 37%  – турецкого и 28%  – русского1.

 

Где-то полгода назад мне на глаза попалась статья, суть которой сводилась к тому, что подвергающаяся домашнему насилию женщина не уходит от своего мучителя потому, что ей попросту некуда идти. Может, конечно, в некоторых странах или регионах это «некуда идти» и является основной причиной оставаться в нездоровых отношениях, но точно не в Германии, где на каждую социальную проблему есть множество готовых, работающих решений.

Для пострадавших от домашнего насилия существуют варианты от «женских домов» (Frauenhaus), куда можно в любое время суток приехать совершенно бесплатно одной или с ребенком и оставаться в безопасности столько, сколько потребуется,  – до общежитий, рассчитанных на более длительный срок пребывания, где женщинам оказывается поддержка в уходе за детьми, обучении, поиске работы, а так же предоставляются психологические и юридические консультации.

Иными словами, вопрос «куда уйти» из нездоровых отношений в Германии постарались решить на государственном уровне. Если бы основная причина, по которой жертва остается в отношениях, была в невозможности найти безопасное место для себя и ребенка, Германия стала бы первой страной в мире, победившей проблему насилия в семье, и не было бы женщин, продолжающих жить под одной крышей с агрессором после побоев.

 

Так почему же «она от него не уходит»?

 

Почему домашнее насилие может длиться годами? Вот пять неочевидных причин «живучести» отношений, построенных на насилии:

 

  1. Самая первая причина заключается в том, что насилие в семье редко начинается в одночасье. Если в начале отношений вдруг ни с того ни сего партнер проявляет себя агрессором, резко и однозначно, например, ударив партнершу, велика вероятность, что она прервет отношения, уйдет от агрессора, в первую очередь, испугавшись внезапности такой перемены партнера.

Так как домашний тиран заинтересован в том, чтобы жертва была рядом с ним и никуда не уходила, ее границы нарушаются постепенно. Сначала это, казалось бы, беззлобные, но почему-то обидные шуточки по поводу внешности или умственных способностей жертвы. Со временем шуточки становятся жестче, затем, отпускаются они уже не только в моменты, когда партнеры находятся наедине, но и в компании знакомых и друзей. Всё это, конечно, оправдывается благими намерениями: «я тебе добра хочу», «хочу, чтобы ты менялась, стремилась к совершенству_ становилась лучше». Или, наоборот, значение комментария  агрессора преуменьшается: «ну что ты, это ж ерунда». Или реакция жертвы выставляется как чрезмерная, неадекватная: «опять ты ревешь из-за такой ерунды», «мы ссоримся из-за того, что ты не умеешь принимать критику».

По той же схеме, начинающаяся вполне невинно ревность агрессора, может шаг за шагом превратиться в тотальный контроль жертвы, вплоть до слежки за ней, домашнего ареста, запрета на общение с друзьями и семьей.

Принцип один: агрессор сдвигает личные границы жертвы и дает ей привыкнуть к новому положению вещей, потом забирает себе еще один кусочек ее территории, опять дает привыкнуть, и так постепенно приучает ее к новым, ужесточившимся условиям сосуществования.

  1. Кроме того, домашний тиран пытается всеми силами ограничить социальные связи жертвы. Во-первых, потому, что социальные контакты делают ее сильнее. Если у жертвы много друзей и всегда есть те, к кому можно обратиться за помощью, она меньше зависит от тирана. Если тиран будет наглеть, жертва уйдет, а друзья поддержат, словом и делом. Во-вторых, отсекая социальные контакты жертвы, тиран избавляется от лишних свидетелей. Совсем посторонние люди побои или подавленное настроение жертвы могут и не заметить, а вот близкие и друзья почувствуют неладное, и еще чего доброго, вмешаются, сообщат в полицию или просто будут подбивать уйти от агрессора.

В результате всех манипуляций и запретов на общение со стороны агрессора, у жертв домашнего насилия остается очень ограниченное число контактов в принципе, а близких, доверительных отношений, может вообще и не быть. Людям бывшими когда-то близкими, ни с того ни сего, после долгого периода молчания, вроде как и звонить неудобно, да и не хочется их грузить своими проблемами.

Получается, что в какой-то момент времени единственным близким человеком у жертвы остается, как это ни парадоксально – ее мучитель.

  1. Кроме того, домашний тиран всегда заботится о том, чтобы жертва чувствовала себя виноватой: это она своими действиями спровоцировала агрессию, это на ней лежит ответственность за произошедшее. К чувству вины присовокупляется чувство стыда: стыдно, что такое происходит в семье, стыдно кому-то рассказать, стыдно, что сама позволила ситуации зайти так далеко. Эти два чувства, вина и стыд, долго могут удерживать жертву от того, чтобы обратиться за помощью. И чем дольше жертва молчит и терпит, тем все больше свобод забирает у нее агрессор.

Обычно жертва выходит из тени и выносит свою проблему на обсуждение или обращается за помощью, например, в полицию, когда агрессор нарушил ее очень значимую границу. У многих женщин такой «распоследней» границей является физическое насилие, тяжелые побои или насилие по отношению к детям. Таким образом, получается, что сторонние наблюдатели, видят только конечный результат домашнего террора: отчаявшеюся жертву, которая мечется в поисках помощи и поддержки, проговаривая, возможно, впервые за много лет свою травму.

Обыватель смотрит на эту историю со стороны и удивляется: «Почему она раньше не ушла? Как ситуация могла зайти настолько далеко?»,  –  не принимая во внимание, что жертву планомерно по капле, день за днем приучали к тому, что она глупая, некрасивая, неудачница, сама виновата, истеричка, у нее нет друзей, она никому не нужна. Мы не видим процесс постепенного сдвигания личных границ жертвы, который предшествовал конечной ситуации.

  1. Кроме всего написанного выше, есть и еще одна причина, почему жертва домашнего насилия терпит, ждет, прощает тирана, снова возвращается к нему, годами не разрывает отношения, находит все новые оправдания его поведению. Эта причина – надежда. Дело в том, что насилие в семье – это процесс циклический. Вспышки гнева тирана, скандалы, побои, угрозы сменяются периодами затишья. Как правило, агрессор после очередной вспышки сожалеет о случившемся и пытается доказать жертве свою «любовь», загладить вину всеми доступными средствами, чаще всего примирительными подарками.

За вспышкой насилия всегда следует период, так называемого, «медового месяца»: спокойствия и относительно нормальной жизни. Это дает женщине ложную надежду на то, что ситуация исправится, что трудности и недопонимания были временными.

Жертва начинает жить иллюзией, что вот сейчас ее партнер настоящий, тот, кого она когда-то полюбила, тот, с кем хотела строить семью, растить детей. А эпизод насилия – был временным помутнением, страшным сном, нервным срывом, результатом стресса партнера и т.д.

К сожалению, по мере развития отношений в такой паре, периоды затишья становятся всё короче, а периоды насилия всё жестче. Эти эмоциональные качели между счастьем от иллюзии «нормальной семьи» и  решимостью уйти от тирана в периоды насилия сбивают жертву с толку, расшатывают ее нервную систему и не дают принять окончательное решение. Такая двойственность, амбивалентность чувств заставляет жертву вновь и вновь прощать агрессора, забирать заявления из полиции, впускать тирана в свой дом, вступать с ним в переговоры и даже, что тоже случается, выступать в его защиту в суде.

 

О том, куда можно обратиться, если Вы или Ваши близкие в Германии стали жертвами домашнего насилия, читайте здесь.

Куда обратиться жителям Гамбурга, пострадавшим от насилия, читайте здесь.

_________________________

1 – BMFSFJ: Lebenssituation, Sicherheit und Gesundheit von Frauen in Deutschland (2004)

Данные Федерального Министерства по делам семьи, пожилых граждан, женщин и молодёжи (2004)

 

One thought on “Почему она его не бросает?

  • Хорошо вам в Германии — есть куда обратиться за помощью. А в России что делать? У нас даже влиятельные люби бессильны в такой ситуации. Пример тому — певица Валерия и Милана Кержакова.

  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *